rimmir (rimmir) wrote in modenhistory,
rimmir
rimmir
modenhistory

Categories:

ТАИНСТВЕННЫЙ ГЕНСЕК

ТАИНСТВЕННЫЙ ГЕНСЕК
Фигура Юрия Андропова, который в течение 15 лет руководил Комитетом государственной безопасности, а потом очень короткое время стоял во главе советского государства, до сих пор привлекает внимание историков, политических и общественных деятелей.

Стандартная биография Что знаем мы о нем? Официальная биография Андропова — это как бы слепок с биографий тысяч советскихфункционеров. Еще до войны стал работать по комсомольской линии, как тогда говорили. Во время войны имел отношение к организации партизанского движения советской Карелии. После войны некоторое время был на дипломатической работе, потом попал в Центральный комитет. Нет ни стремительных взлетов, ни продолжительных падений. Это биография простого «солдата партии», который трудился честно и с полной отдачей. По мнению некоторых современных исследователей, в частности Сергея Семанова, который тоже работал в аппарате ЦК, а уже после распада СССР опубликовал исследование об Андропове, последнему было что скрывать в своей биографии. Семанов выдвигает версию о еврейском происхождении. Впрочем, с точки зрения классовой чистоты предки Андропова ничем не запятнаны. В его роду нет ни дворян, ни богатых фабрикантов. Он выходец из среды просто культурных людей, рабочих. Было в его жизни еще несколько неприятных моментов, которые он, кажется, предпочел скрыть. Они касались отношений с первой женой и сыном Владимиром, который вел образ жизни по советским меркам никак не соответствовавший добропорядочному гражданину. Андропов не хотел, чтобы эти эпизоды его семейной жизни становились известны. Дело в том, что его сын Владимир отбывал сроки за хулиганство, а на работу в КГБ не брали людей, родственники которых были осуждены. Но это, пожалуй, единственные пятна на биографии Андропова.
Шеф спецслужбы Его имя не ассоциируется с репрессиями, казнями политических оппонентов, массовыми потоками врагов народа в лагеря. Да и в самой его внешности нет ничего зловещего. Почти никогда не надевавший свой ведомственный китель и чаще всего ходивший в обычном деловом костюме и очках, Юрий Андропов похож скорее на преподавателя вуза, ученого, но никак не на главу организации, которая считалась одной из самых могущественных и зловещих спецслужб в истории. Его образ, словно эхо мечтаний XVIII века, — просвещенный руководитель. Не будучи наследственным монархом, Андропов сосредоточил в своих руках власть никак не меньше самодержавной. Но он словно старался забыть об этом, не напоминать ни себе, ни окружающим. Впрочем, когда было нужно, власть эта пускалась в ход. На досуге он иногда писал стихи. Есть там строки и о власти. Сбрехнул какой-то лиходей, Как будто портитвласть людей. Отомвсе умникитвердят Стех пор ужмного лет подряд, Не замечая (вотнапасть!), Что чаще люди портят власть. Вот что вспоминал об истории его назначения главой КГБ бывший первый заместитель Андропова Филипп Бобков: «Слухи о смене руководителя КГБ Семичастного ходили. На первомайских трибунах 1967 года об этом говорили осведомленные люди уже не шепотом. И дело было не в том, что дочь Сталина Светлана Аллилуева ушла к американцам. Все понимали, что случившееся с Аллилуевой стало лишь поводом для смены руководства КГБ. Тем более что с того мартовского дня прошло более двух месяцев, и никто виновных за ее отъезд ни в каких сферах не искал. Смена происходила в связи с ситуацией, возникшей в верхнем эшелоне власти. Там, к сожалению, довольно серьезно столкнулись две группировки, интриговавшие Брежнева. Он не устоял и поддержал тех, кто выступал против роста влияния в партии и государстве Александра Шелепина. Решение Брежнева назначить на пост председателя КГБ Андропова явилось безошибочным: он не примыкал ни к одной из групп, был честен и предан делу».
Думающий руководитель
Воспоминания Бобкова — очень интересный источник информации о Юрии Андропове. Перед нами предстает чуть ли не идеал государственного мужа. Скромного, но интеллектуального, в то же время не лишенного понимания нужд простых людей. Готового слушать и воспринимать новую информацию. «Андропов не отвергал несогласия, даже когда принимал решения вопреки мнению возражавших. Но если последний оказывался прав, то непременно признавал свою погрешность, — пишет Бобков. — Примеров тому немало. Это был важный элемент, благодаря которому Андропов получил признание у старых чекистов, у чекистов-профессионалов». Привлекало, по словам Бобкова, в Юрии Владимировиче и то, что он не был сторонником скоропалительных решений. Принимал он их вдумчиво, серьезно и не спеша. «Иной раз даже кто-то нервничал, что он тянет, а потом, когда наступал итог, то всем становилось ясно, что только так и надо было поступать. И еще Андропов был генератором идей. Генератором тех мероприятий и той политики, которую должны были проводить органы госбезопасности. Это очень важно. Не скажу, что до него не было таких генераторов. Были, но в нем это привлекало еще и потому, что иной раз он выдвигал идею, которая казалась «когда это будет и что это такое?» А потом оказывалось, что это было видение, очень далекое видение той перспективы, которая может нас ожидать». После смерти Сталина и репрессий, которые обрушились на Лаврентия Берию и его ближайших подчиненных, ставший руководителем государства Никита Хрущев сильно понизил роль и значение органов госбезопасности в жизни страны, а особенно в процессе принятия важных управленческих решений. Андропов не только возвратил аппаратное влияние комитета, но и поднял престиж службы в нем. Он прекрасно понимал, что время романтиков в кожаных куртках с маузерами ушло, как ушли и жесткие следователи эпохи Ежова — Берии, главным качеством которых должна была быть беспощадность к врагам народа и партии. Новое поколение чекистов, как его представлял Андропов, — это интеллектуалы, соблюдающие советскую законность. Андропов не желал ставить свое ведомство над законом.
Имиджмейкер Подумал он и о новом имидже чекистов в глазах советских людей. Этому вопросу шеф КГБ уделял большое внимание. По его инициативе были сняты многие любимые в народе фильмы, такие как «Семнадцать мгновений весны», «ТАСС уполномочен заявить» и другие. Сегодня это назвали бы имиджевой политикой. Во многом благодаря этим фильмам в народе складывался образ настоящего чекиста: честного, неподкупного, принципиального, человечного. Это был идеал, но многое из него имело воплощение. Так, советское общество было поражено болезнью коррупции, которая не минула и представителей милиции. То, что милиционеры не всегда чисты на руку, многие знали, но о том, что подчиненные Андропова берут взятки, не говорили даже самые упорные диссиденты и антисоветчики. Кстати, о диссидентах — вопреки расхожему мнению, позиция Андропова по ним была очень обтекаема. «Запад же словом «диссидент» прикрывал тех, кто стал на путь нарушения закона, действуя (не словом, а делом) против советского конституционного строя. Это уже не инакомыслие. И когда сегодня немалое число людей причисляют себя к диссидентам, то это лишь желание украсить свое прошлое», — вспоминал Филипп Бобков, сам возглавлявший Пятое управление, которое как раз и занималось борьбой с идеологическими врагами. Но при этом, по его же словам, при Андропове совершенно исключены были запреты со стороны КГБ на публикацию произведений литературы, театральные постановки, кинофильмы. Единственный случай — «Агония» режиссера Элема Климова, но с объяснением принятого решения автору. Вместе с тем немалое увидело свет после вмешательства со стороны «виновников» запрета. По инициативе КГБ, в частности, вышли книги не издававшихся многие годы авторов: Северянина, Мандельштама, Бруно Ясенского, Павла Васильева. Однако не для всех образ Андропова безусловно положителен и в гражданском смысле свят.
Архитектор перестройки
Историк спецслужб Александр Колпакиди критично оценивает роль Юрия Андропова.«Он старался ладить со всеми. Отсюда его забота о подчиненных, которым Андропов давал квартиры, разные социальные блага. Такое стремление быть белым и пушистым вызвано желанием создать себе как можно больше сторонников. И это удалось. По сути, с середины 70-х годов Андропов фактически управлял страной при больном и одряхлевшем Брежневе. Есть мнение, что не он один, а тройка Устинов — Громыко — Андропов. Но Громыко — дипломат, не обидевший мухи в своей жизни, а Устинов занимался играми в миллиардные проекты для Министерства обороны. Так что именно Андропов сосредоточил в своих руках всю полноту власти еще при живом Брежневе. Постепенно люди из его ведомства заняли все важные места в партийных и советских органах. А после крушения Союза многие из них оказались на руководящих постах в финансовых структурах. Без их участия и Союз бы не рухнул». Андропов умер в самом начале своего самого главного политического взлета и этого уже не увидел. Население страны запомнило его как борца за дисциплину и врага коррупции. Именно при Андропове получили широкую огласку некоторые коррупционные дела — хлопковое, сочинско-краснодарское, которые выявили многомиллионные хищения партийной и хозяйственной элиты. Андропов был той самой твердой рукой, но не жестокой, которой так ждало общество накануне перестройки. Но история не отпустила ему много времени на посту руководителя страны.
Геннадий Окороков, ВМ,  2020, № 42 (22-29.10.2020).
Tags: Ю.В. Андропов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments